Три в одном: история самой удивительной квалификации в истории Формулы-1

0
65

Три в одном: история самой удивительной квалификации в истории Формулы-1

20 лет назад гонщик Формулы-1 показал лучшее время, но оказался только третьим. Самая невероятная квалификация!

Изначально финал сезона-1997 планировалось провести в Португалии, но местные организаторы не успели вовремя привести в порядок трассу в Эшториле, и в июле календарь сократился до 17 гонок. Тем не менее Гран-при Европы в Хересе, который стал заключительным этапом сезона, обещал яркую и запоминающуюся борьбу — Михаэля Шумахера и Жака Вильнёва разделяло всего одно очко.

Канадец проводил в Формуле-1 только второй сезон, но уже в 1996-м, навязав сражение своему гораздо более опытному напарнику Деймону Хиллу, Вильнёв показал, что является той силой, с которой необходимо считаться. В то же время для Михаэля Шумахера это был только второй сезон с «Феррари». Он ещё только становился Красным Бароном, а «Скудерия» начинала возвращение на победные рельсы. В середине сезона именно Шумахер лидировал в чемпионате, оторвавшись на 14 очков (за победу тогда давали 10).

Во второй половине сезона инициативу перехватил Вильнёв. После схода Шумахера на «Нюрбургринге» Жак за два этапа вырвался вперёд, но дисквалификация в Японии вновь уравняла шансы. Тогда в квалификации на «Сузуке» Вильнёв проигнорировал жёлтые флаги и оказался под угрозой отстранения от гонки. «Уильямс» подал апелляцию, а Жак получил право стартовать.

Вильнёв финишировал пятым и остался впереди в чемпионате, однако отрыв уменьшился с девяти баллов до одного. Позже «Уильямс» отозвал апелляцию и отказался от этих двух очков — если бы решение судей осталось в силе, Вильнёв мог бы пропустить финальный этап. В итоге в Херес лидером приехал Шумахер. Как и три года назад, когда Михаэль выбил Хилла в финальной гонке сезона-94, Шумахер опережал соперника на один балл.

В день квалификации погода в Хересе стояла солнечной и по-испански тёплой. В утренних тренировках быстрее всех оказались «Макларены» Култхарда и Хаккинена, Вильнёв был третьим, а Шумахер не пробился даже в топ-10. Однако скорость у «Феррари» была, а обновления подвески работали как надо.

Уже в самой квалификации выстрелили «Уильямсы»: по истечении 10 минут сессии Жак Вильнёв показал время 1.21,072 и подвинул с промежуточной поул-позиции Хайнца-Харальда Френтцена. Шумахер в первой попытке проиграл Вильнёву более семи десятых секунды. Через 15 минут Шуми вернулся на трассу. После двух секторов немец шёл с опережением графика поула, но в итоге секундомер застыл на отсечке 1.21,072, вплоть до тысячной повторив результат Жака!

А за 10 минут до окончания сессии, когда казалось, что плотнее результаты не могут быть в принципе, Хайнц-Харальд Френтцен прошёл круг с точно таким же временем — 1.21,072.

С тех пор как в Формуле-1 ввели электронный хронометраж и начали измерять время вплоть до тысячных, в чемпионате ни разу не было ничего подобного.

С тех пор как в Формуле-1 ввели электронный хронометраж и начали измерять время вплоть до тысячных, в чемпионате ни разу не было ничего подобного. Да, в середине пелотона гонщики порой показывали абсолютно идентичное время, но ещё ни разу два лидера не ставили одинаковые результаты, не говоря уже о трёх. Тем не менее подобное развитие событий правила предусматривали — приоритет отдавался тому гонщику, который показал результат раньше других.

Поул в итоге достался Вильнёву, Шумахер квалифицировался вместе с канадцем на первый ряд, а Френтцен, пусть и показал время поула, на стартовом поле был только третьим. К слову, четвёртое место завоевал Деймон Хилл на не самом мощном «Эрроузе» — и это тоже стало небольшой сенсацией. «Я доволен результатом, но посмотрите на отрыв: всего несколько сотых, а позади „Минарди“ я потерял около пары десятых, — сказал Хилл после квалификации. — Когда я увидел, что Шумахер показал точно такое же время, как и Вильнёв, я даже не поверил. А потом Френтцен проехал точно такой же круг — просто невероятно!»

Квалификация в Хересе стала удивительным событием, и весь вечер паддок говорил только об этом. Но на следующий день должна была пройти финальная гонка сезона, и довольно быстро весь автоспортивный мир замер в ожидании борьбы Вильнёва и Шумахера. Впрочем, не только ими ограничивалась та гонка — многого ждали от Хилла, который совсем недавно едва не выиграл Гран-при Венгрии, когда лишь заклинившая трансмиссия помешала британцу совершить настоящую сенсацию.

С третьего ряда в бой должны были уйти «Макларены». На второй год с моторами «Мерседес» британская команда явно прибавила. В 1997 году Култхард выиграл две гонки, чего с Уокингом не случалось со времён Айртона Сенны. Дэвид и его напарник Мика Хаккинен, который ещё не поднимался выше второго места, рассчитывали побороться по крайней мере за подиум.

Отлично смотрелся в тренировках француз Оливье Панис на «Просте» — фактически переименованном в «Лижье». Панис очень сильно начал сезон, но получил тяжёлые травмы в Монреале, выбыв на полсезона. Все надеялись, что гонщик восстановится и в следующем году, если «Прост» будет хотя бы так же силён, Оливье заблистает вновь.

Наконец, с шестого ряда стартового поля гонку готовились начать Ян Магнуссен и Рубенс Баррикелло — гонщики «Стюарта», команды-дебютанта. Коллектив был построен Джеки и Полом Стюартами фактически с нуля — на базе команды в молодёжных сериях. Уже в дебютном сезоне Баррикелло принёс «Стюарту» второе место в Гран-при Монако и многие гадали, сможет ли когда-нибудь команда из Милтон-Кейнса побеждать.

«Важнейшим моментом гонки будет старт, но также очень важную роль сыграет надёжность: чтобы стать чемпионом, нужно доехать до финиша», — предсказывал перед стартом Росс Браун, технический директор «Феррари». Но гонка – это уже совсем другая история…

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here